.

Что такое паломничество?

Анатолий Макаров указывает, что: “Каждый паломник, принявший на себя подвиг благочестивого странствия, мечтал посетить Киевские святыни. В Киев шли пешком тысячи верст, например, из Перми или Архангельска”.

1 При этом православные путешественники вместо того, чтобы ехать на экипаже, избирали все тот же древний способ передвижения — пеший. Нередко и “пассажиры поездов видели из окон вагонов цепочки богомольцев, тянувшихся в Киев вдоль полотна железной дороги”.

2. Киев манил к себе усталых богомольцев своими многочисленными храмами и обителями, в которых хранились великие святыни: нетленные мощи, чудотворные иконы. Обилие благодати изливалось в его соборах, поэтому и именовался Киев в народе “Русской Палестиной”. “Не можешь пойти в Палестину, есть своя — говорили паломники между собой. Пойди в Киев и поклонись тамошнему сонму подвижников Киево-Печерских. Не знаешь дороги? Не смущайся, язык до Киева доведет”.

Анатолий Макаров продолжает: “В XVIII, XIX и начале XX века Киев занимал главенствующее место среди всех иных центров православного паломничества огромной Российской империи.

Партии богомольцев ходили в Троице-Сергиеву Лавру, Ростов и Углич, Кирилло-Белозерский монастырь, достигали Соловецкого, Валаамского и Коневецкого монастырей на Севере, а на Юге поклонялись чудотворным иконам и мощам в Задонске, Мгаре, Белгороде, Почаеве и Каплунове под Ахтырой.”

3  “Известно, что от постоянной ходьбы у них распухали ступни ног, покрываясь волдырями. Нередко начинающие богомольцы не доходили, а доползали до мест ночлега”

4. “В переполненных парусных судах, направляющихся на богомолье в Соловецкий монастырь, подвергались они страшным мучениям. В условиях штиля плавание на веслах могло продолжаться неделю и дольше”.

5. Зимой игумен Валаамского монастыря Дамаскин отправлял монахов встречать усталых паломников на Ладогу. “Нередко почти без обуви, в самом рубище, в суровую зиму..., бедняки пускаются по озеру в монастырь, и случается часто находят этих несчастных замершими за несколько верст от обители”.

6. Что двигало этими людьми? Какими чувствами духовного восторга наполнялись сердца богомольцев, что, оставляя все блага мира, отдавались странствованию от монастыря к монастырю. Нередко оставались в них на жительство, принимая монашество. И врядли ими двигало желание пожить несколько дней на монастырском подворье и получить подаяние на дорогу.

На этот сложный вопрос отвечает Федор Михайлович Достоевский. Он писал, что “для смиренной души русского простолюдина, измученной трудом и горем, а главное, всегдашнею несправедливостью и всегдашним грехом, как своим, так и мировым, нет сильнее потребности и утешения, как обрести святыню или святого, пасть пред ним и поклониться ему. Если у нас грех, неправда и искушение, то всё равно есть на земле там-то, где-то святой и высший; у того зато правда, тот зато знает правду; значит, не умирает она на земле, а, стало быть, когда-нибудь и к нам перейдет и воцарится по всей земле, как обещано”.

7. Ими двигало желание лицезреть святыни, приложиться к ним и пережить неповторимое, сверхъестественное чудо. Под мудрым старческим руководством соразмерить себя с бесконечностью и измениться к лучшему.

Главным для паломника было добраться к святому монастырю, и, минуя все лишения и горести, сопряженные с длительными пешими переходами, он наконец достигал желанного результата. Если все же человек возвращался домой, то он был уже совершенно иным, преображенным.

В этом отношении паломничество — это процесс, однажды начавшийся и продолжающийся в течение всей жизни. В святых местах человек черпал живительную Божественную благодать, помогающую преодолеть житейские невзгоды.

“Какой-то специальной одежды у паломников не существовало, каждый носил костюм своего региона. И все же, глядя на них, опытный наблюдатель мог различить и нечто характерное, специфическое”8. Выражения лиц и действия паломников ясно говорят, что руководит ими на столь опасном пути, на каждом шагу сопряженном с трудностями и лишениями.

Паломничали не только бедные слои населения, но также знать и даже императорская чета. Сама Елизавета Петровна пешком ходила на богомолье из Москвы в Троице-Сергиеву Лавру. Как свидетельствует Немирович-Данченко, зачастую и знать одевалась в скромную одежду, примыкая в таком облике к группе богомольцев-паломников.

Распространенным явлением в то время было хождение к святыням ради какого-то доброго дела. Либо для разрешения сложного вопроса, либо ради выздоровления близкого человека. Вспоминается случай из жития прп. Ильи Муромца, когда тот исцелился по молитве принятого им старца-паломника.

Паломники приносили во славу Божию в обители значительные пожертвования, а монастыри всегда давали богомольцам приют и питание.

Таким паломничество было в прошлом. Каким же оно представляется теперь? Современные паломники в силу многих причин пересели на автобусы или прочие средства передвижения, но при этом внутренние побуждения и цели остались все те же. Только нашему поколению после разрушительной эпохи досталось в наследство разгромленные и оскверненные обители. Поэтому у современного паломника появляется и другая забота — поработать на поприще восстановления разрушенного. Более всего нуждаются в нашей с вами помощи отдаленные небольшие обители и монастырские скиты.

Возникает вопрос — как отреагирует на это современный паломник, внесет ли свою лепту, потому что именно от него зависит в каком состоянии достанутся святые места грядущему поколению.

Accounts area
Ім'я користувача:
Пароль:
Забули пароль? Реєстрація
Заслуговують уваги
Заслуговують уваги